Главная Новости Без рубрики Сплетни против фактов: влияют ли социальные сети на ментальное здоровье подростков?

Сплетни против фактов: влияют ли социальные сети на ментальное здоровье подростков?

Сплетни против фактов: влияют ли социальные сети на ментальное здоровье подростков?

Приводят ли социальные сети к высокому уровню подростковой депрессии?

Автор Питер Грей, профессор философии Бостонского университета, автор книги «Свобода учиться»

Из года в год популярные издания публикуют шокирующие статьи с пугающими названиями, в которых говорится об опасности «экранного времени».

Первым главным демоном были видеоигры. К ним предъявлялись претензии по поводу того, что они приводят к насилию, социальной изоляции, ожирению, вызывают СДВГ и депрессию, и множество других заболеваний. Сегодня таких претензий нет, потому что было проведено большое количество исследований, и ни одно из них не подтвердило, что видеоигры опасны, а в прессу попали сведения о пользе видеоигр.

Теперь фокус страха сместился на социальные сети.

Большую роль в этом сыграла преувеличенная интерпретация результатов исследования Джин Твенге и её коллег.

Твенге — психолог-исследователь, пользующаяся уважением. Она известна прежде всего в связи с отслеживанием психологических изменений, происходящих у подростков и молодёжи из поколения в поколение. В прошлых исследованиях, которые я уже цитировал в своих статьях, она обнаружила большие изменения в психическом здоровье молодёжи за последние четыре или пять десятилетий двадцатого века. Её новая работа показывают дальнейшее, ещё более сильное, ухудшение психического здоровья молодёжи в 21 веке. Думаю, это очень серьезная, фундаментальная работа. Однако меня и других исследователей беспокоят её объяснения недавним ухудшениям психического здоровья. Она продвигает идею, что вина за ухудшения лежит на смартфонах и в особенности на социальных сетях, к которым так легко получить доступ через смартфон.

В сентябре 2017 года в журнале Atlantic вышла статья за авторством Твенге под кричащим названием: «Смартфоны разрушили наше поколение?» В статье обсуждаются отрывки из недавней книги Твенге «Поколение I» (iGen), о поколении детей, родившихся между 1995 и 2012 годами, которые выросли (или растут) с айфоном или смартфоном другой марки в руке. Статья транслирует типичные пугающие лозунги, которые родители и другие люди регулярно видят или слышат. Утверждения Твенге отличаются тем, что она предоставляет некоторую эмпирическую поддержку сведениям об увеличении уровня депрессии среди девочек-подростков при пользовании социальными сетями.

Несложно придумать гипотетические причины, почему постоянное пользование социальными сетями может вызвать депрессию и почему для девочек это более вероятно, чем для мальчиков. Девочки в целом чаще страдают от депрессии, чем мальчики (по крайней мере, согласно обычным процедурам оценки), и есть данные, что девочки чаще пользуются социальными сетями, чем мальчики.

Одна из правдоподобных гипотез заключается в том, что девочки используют социальные сети, чтобы сравнивать себя со сверстниками, а так как сверстники выставляют себя онлайн в более выгодном свете иногда при помощи фотошопа и преувеличения достижений, такие сравнения приводят к выводам, что другие более красивы, более социально успешны и получают больше удовольствия от жизни, что приводит к депрессии.

Другая правдоподобная гипотеза — гипотеза замещения, согласно которой использование социальных сетей занимает много времени, и таким образом отнимает время, необходимое для выполнения тех или иных вещей в реальной жизни, что уменьшает чувство успешности и увеличивает депрессию.

Однако проблема этих выводов в недостатке данных. Было проведено множество исследований, пытающихся связать пользование социальными сетями и депрессию, и большинство из них или не показывают никакой связи, или показывают очень слабую связь. Более того, даже в случаях выявления корреляции, причинно-следственная связь остаётся неясной. Вызывает ли пользование социальными сетями депрессию, или депрессия ведёт к более частому пользованию социальными сетями, или обе переменные влияют и на то, и на другое?

Трезвый анализ итогов исследования


Академическая статья, в которой Твенге изначально предоставила результаты о связи между использованием социальных сетей и депрессией, была опубликована в Clinical Psychological Science (Vol 6, стр. 3-7, 2018) под названием «Увеличение депрессивных симптомов, суицидальных попыток и количества суицидов среди молодёжи США после 2010 года в связи с увеличением экранного времени новых медиасредств». Я бы предпочёл этому названию его переработанный вариант, который использовала исследователь Amy Orben в своей публикации. Он выглядит менее драматично, но более точно.

В своей академической статье Твенге, опираясь на исследования, делает два заявления. Первое: количество депрессивных эпизодов и суицидов среди подростков после 2010 года растет ещё быстрее, чем раньше. По косвенным данным она предполагает, что это связано с более частым использованием смартфонов, но фактически есть множество других возможных, и, я думаю, более правдоподобных причин.

Моя гипотеза заключается в том, что этот рост в большей степени является результатом увеличения школьного давления, а также уменьшения приватности и свободы в связи с постоянно увеличивающимся родительскими и социальными ограничениями.

Использование сотовых телефонов не объясняет, почему уровень депрессии, тревоги, суицидальных попыток и суицидов среди подростков выше во время учёбы в школе, по сравнению с месяцами, когда учёбы нет.

Второе заявление Твенге было сделано на основе исследовательского анализа данных, собранных во время опроса американских подростков. Туда входили вопросы по поводу экранного времени, пользования социальными сетями и симптомов депрессии. В опросе в общей сложности принимали участие около 500 000 подростков. Может показаться, что такая большая выборка сделает результаты более валидными, но есть одна проблема. При такой большой выборке даже крошечный суммарный эффект будет статистически значимым, и это будет опубликовано в научном журнале. Результаты могут быть статистически значимыми, но при этом могут быть настолько малы, что их можно признать незначительными в реальном мире.

Команда Твенге обнаружила статистически значимую корреляцию между временем использования социальных сетей и депрессией, при этом результаты касались только девочек, не мальчиков. Читатель, ознакомившийся с названием статьи и её кратким изложением, но пропустивший скучные данные, может упустить тот факт, что хотя корреляция и была статистически значимой, но по отношению к фактору депрессии она была настолько мала, что составила четыре десятых процента. Другими словами, только 0,4% изменений в сторону депрессии среди девочек может быть связано с использованием социальных сетей; 99,6% связано с другими факторами, не с социальными сетями. Если интерпретировать эти данные разумно, мы могли бы сказать, что депрессия имеет очень мало общего с использованием социальных сетей.

В других исследованиях с большой выборкой также была обнаружена сравнительно маленькая, но статистически значимая корреляция между общим экранным временем, включая социальные сети, и депрессией или другими проявлениями психических заболеваний.

Например, Orben и Przybylski (2019) нашли значимую негативную корреляцию между общим использованием цифровых технологий и показателями психического благополучия у молодёжи, которая опять же составила 0,4% отклонения от психического благополучия. Для сравнения они оценивали многие другие переменные — такие, как курение марихуаны, пропуск завтрака, и даже, как ни странно, ношение очков, и все они имели гораздо более сильную корреляцию с ухудшением самочувствия, чем использование технологических средств (хотя корреляция и в этих случаях была довольно мала). В одном из анализов они даже обнаружили, что ежедневное употребление картофеля имеет почти такую же корреляцию, как использование цифровых технологий!


Другие исследования, на меньших выборках, дали широкий спектр результатов о связи психического благополучия и экранного времени или использования экранов. Некоторые показали негативную корреляцию, некоторые — позитивную, некоторые не показали никакой корреляции (подробности см. в обзоре Orben, 2020). Более того, есть как минимум одно исследование, оценивающие депрессию и использование социальных сетей на протяжении определенного времени, и выявившее сильную корреляцию, но согласно выявленной причинно-следственной связи, депрессия приводила к более частому использованию социальных сетей, а не наоборот (Heffer et al., 2019).

Другими словами, изначально более частое использование социальных сетей не приводило к последующей депрессии, но изначально более высокий уровень депрессии впоследствии увеличивал время, проводимое в социальных сетях.

Кажется разумным, что люди, которые по той или иной причине находятся в депрессии, обращаются к социальным сетям, возможно, в поисках социальной поддержки, которая поможет им выбраться из депрессии, или, возможно, потому, что в депрессивном состоянии это единственный удобный для них способ поддерживать связь с другими людьми. Есть значительная корреляционная связь между астмой и проживанием в Аризоне. Дело не в том, что Аризона вызывает астму. Дело в том, что люди с астмой всё чаще переезжают в Аризону, где сухой климат уменьшает симптомы астмы.

Как я уже много раз говорил, если вы видите пугающие заголовки, копайте глубже, прежде чем использовать их для ещё большего количества запретов вашим детям. И как я уже тоже много раз говорил, мы, взрослые, должны искать способы увеличивать, а не уменьшать, возможности наших детей. Я в другой статье приводил доказательства того, что

большинство подростков с удовольствием проводили бы время друг с другом в реальной жизни, вдали от взрослых, как подростки всегда делали в прошлом, но родительские и социальные запреты последних лет мешают этому, так что они вынуждены проводить время онлайн.

Несколько слов о безопасности


Прежде чем закончить, я вынужден заметить, что при пользовании социальными сетями есть небольшие риски, которых легко избежать, и было бы хорошей идеей познакомить наших детей с этими рисками, если они пока ещё с ними незнакомы. Нам стоит дать детям совет о мерах безопасности в социальных сетях, так же, как мы даём им советы в других областях жизни (смотреть налево и направо при переходе проезжей части).

Например, не стоит посылать свои обнажённые фотографии своему парню или своей девушке, так как они могут разойтись по всему миру.

Будьте осторожны, размещая что-то, что вы не хотели бы показать своему будущему работодателю, потому что будущие работодатели будут искать ваши следы в Интернете.

Не вовлекайтесь в обмен гневными сообщениями, потому что в случае, когда гнев транслируется по обе стороны, он только усугубляет ситуацию.

Избегайте травли онлайн, так же, как вы избегали бы её в реальной жизни, потому что чем больше вы реагируете, тем сильнее будет травля.

И будьте осторожны с людьми, которые, не зная, кто вы, пытаются построить с вами отношения онлайн а затем настаивают на встрече, или с теми, кто просит у вас денег.

Это правила, которые диктует нам здравый смысл, но все мы, не только подростки, иногда забываем о здравом смысле. Уважительная семейная дискуссия, проводимая в форме взаимного диалога, не будет лишней, и подействует лучше, чем чтение лекций или назидания.

———————————-

Источник: блог Питера Грея

https://www.psychologytoday.com/intl/contributors/peter-gray-phd